MEDLOGER
Медицинский вестник красоты и здоровья
Главная » 2015 » Январь » 21

Большое сердце лео бокерия

21.01.2015 1853 5.0 sweetochek
Большое сердце лео бокерия

 
- Лео Антонович, насколько известно, в роду Бокерия Вы первый врач. Как Вы считаете, лечить людей - это дар божий или же все зависит от образования?
- Дело в том, что меня на этот подвиг подвигла старшая сестра, поэтому я все-таки второй врач в семье. Я убежден, что всегда есть какая-то причина, почему человек выбирает медицинский вуз. 

Часто это говорю, но еще раз повторю, что врач - это все же призвание. Человек, который идет в медицинский институт, прекрасно знает, что он не станет Абрамовичем, и как бюджетник зарабатывать он будет мало. Мы с женой оба врачи, учились в одной группе. И детей не отговаривали, когда они решили пойти по нашим стопам. У меня две дочери. Старшая, Екатерина, стала детским кардиологом-неонатологом, а Ольга - кардиолог. Я очень доволен своими детьми. Они прекрасные женщины, прекрасные матери и состоявшиеся специалисты.

- После окончания школы у Вас были еще варианты куда пойти учиться?
- Я мог поступить во  многие  институты, поскольку школу окончил успешно, с медалью, неплохо владел английским языком и у меня были спортивные разряды по многим видам спорта, что тоже немаловажно. Но моя сестра, которой уж очень хотелось, чтобы ее брат стал хирургом, настояла на своем.

- Для многих выпускников, мечтающих стать врачами, преградой служит боязнь крови. У Вас такой проблемы не было?
- Крови я никогда не боялся, поскольку в детстве мне приходилось много драться. Братьев у меня не было, только две сестры, а рядом с нами жила одна семейка драчунов. В этой семье было несколько братьев, которые поставили перед собой цель научить младшего драться. Учили на мне. 

Стычки у нас были чуть ли не каждый день. Рубашки моя и соперника частенько были в крови. И помимо того, экстрима в нашей детской жизни было много. Мы прыгали с деревьев  в горную  речку, заплывали куда-то. Были и травмы. Так что, крови я не боялся. Другое дело, что по жизни я очень брезгливый человек, но когда в стационаре, это чувство мгновенно улетучивается, и если надо, я могу убрать и  вынести  за  больным что  угодно.

-  Какие  игры  в детстве у Вас были любимыми?
- Можно сказать, что мои детские годы прошли на улице. Учеба давалась легко, свободного времени было много. Больше всего мне нравилось играть в футбол, и занимался этим видом спорта я достаточно долго - до 55 лет. Кроме того, играл в шахматы - у меня был  первый  разряд. В свое время состоял в сборной Первого московского медицинского института. Как и все дети, хорошо плавал, мы играли в ватерполо, даже в баскетбол.

- Вы начали делать операции, о которых в стране никто даже и не думал. Быть первым - это всегда сложно. Вы сталкивались с какими-то трудностями?
- У меня все время возникают какие-то преграды. Я не с первого раза поступил в медицинский институт, в членкоры академии прошел только с четвертого раза, в действительные члены - со второго. По сути, моя жизнь - это сплошное преодоление препятствий. И знаете, когда получил в 36 лет Ленинскую премию, почти возгордился. И мой главный учитель в профессии, тогдашний директор НИИ сердечно-сосудистой хирургии великий доктор Владимир Иванович Бураковский, сказал мне: «Запомни, что это всего-навсего бумажка. А жизнь состоит из реальностей». И я это помню.

- Сколько операций в день Вы делаете, и по сколько часов приходится стоять у операционного стола?
- Однажды я сделал семь операций, включая пересадку сердца. В тот день после шести операций мне вдруг позвонили и сообщили, что появился донор. Тогда я провел седьмую операцию. Несколько раз делал по шесть операций, но это очень тяжело. Пять операций я делаю часто, а четыре операции  -  системно.

- Что помогает Вам уже на  протяжении многих лет работать в столь напряженном режиме?
- Я думаю, это должно быть заложено в человеке генетически. Отца своего я не помню, его рано не стало. Говорят, он был спокойным, уравновешенным человеком, очень любил свою семью. А мама - день и ночь «вкалывала», во-первых, потому что у нее было трое детей и их надо было кормить, одевать, а во-вторых, она по природе своей очень энергичный человек. Видимо, ее гены достались и мне. А в тонусе позволяет держаться привычка к систематическому  труду. Сколько себя помню, все время что-то делал. Когда учился в школе, много читал, учил наизусть стихи, играл в шахматы и запоминал партии, много играл в футбол. В институтские годы окончил двухгодичные курсы английского языка, в то время, как мои друзья развлекались. А последние тридцать лет - это ежедневная кропотливая работа.

- Лео Антонович, расскажите, какие эмоции Вы испытываете во время операции - они за эти годы изменились? Каково это - чувствовать, что в руках живое сердце?
- Мои ощущения еще более обострились, потому что я прекрасно понимаю, что за мной сегодня очень внимательно наблюдают и верят, что ничего плохого произойти не может. Поэтому к любой операции я отношусь  одинаково  ответственно.

- Каждому из нас хочется быть здоровым и жить долго. Какие бы Вы могли дать рекомендации нашим читателям?
- Я приведу один пример. Недавно проводилось исследование, где больше всего долгожителей. Оказалось, что больше всего их в центральном округе Москвы. Исследования были очень серьезные, на их основе докторская диссертация писалась, и как выяснилось, единственный фактор, который отличал людей, живущих в этом районе - высшее образование. Образованность много значит. Элементарная гигиена, о которой не устает повторять Геннадий Онищенко, - продлевает жизнь.

И если человеку образованному скажут: ты не очень хорошо выглядишь, может, тебе в бассейн походить - он последует этим рекомендациям. А в большинстве своем народ не готов к тому, чтобы активно обследоваться, лечиться, работать на то, чтобы быть здоровым. А ведь есть такое слово «надо». И начинать день надо с пожелания себе доброго дня. Формировать в себе хорошее настроение. А на ночь желать доброй  ночи. Американец точно знает, что он должен ежедневно спать не меньше семи часов, ежегодно отдыхать и избегать стрессов. Наши же ко всему относятся, как Бог на душу положит.

​Единственные советы кардиологов, которые пользуются успехом, - это алкогольные послабления. Сказал один кардиолог, что виски для сердца полезнее, чем водка, - и вот теперь все пьют виски под предлогом, что это полезно для сердца. К сожалению, исправить общественное сознание пока не  удается, несмотря на все усилия. Крайне важна физическая активность - сохранить сердце здоровым невозможно без полноценной физической нагрузки. Что касается рекомендаций, то они общеизвестны. Но их мало знать, надо им следовать. Есть элементарные правила жизни: соблюдайте режим питания - не рекомендуется ни голодать, ни переедать. Есть нужно ровно столько, чтобы дожить до следующего приема пищи. Наедаться с утра, когда организм еще не проснулся, антифизиологично, а голодая вечером, мы не даем нервной системе возможности восстановиться. Не ломайте свои биологические часы - придерживайтесь режима дня.

- В Вашей семье все врачи: жена, дочери, зятья. Часто ли семейные обеды перетекают в «ученый совет»?
- Тематические разговоры действительно  случаются.  Что-то  дочери  спрашивают у меня, но чаще всего я задаю вопросы им. Мои дочери - хорошие специалисты. Случись что - свое сердце я доверю им без опаски.

- У Вас большое количество наград. А есть среди них та, что дороже всего?
- Конечно. Это Ленинская премия. Получил я ее в 36 лет за главное дело моей жизни, за работу, в результате которой люди безнадежно больные и неизлечимые вчера стали здоровыми сегодня. Поэтому она мне так дорога.

- Среди Ваших достижений есть звание заслуженного подводника. За что Вам его дали?
- Я сделал более 250-ти операций в барооперационной. Мы оперировали под давлением, эквивалентным глубине 20-25 метров под водой. Это дало возможность опериро- вать больных, которые не могли перенести операцию без повышенного барометричес- кого давления. Более того, мы применили этот метод при родах у женщин, которые могли не перенести роды из-за наличия у них тяжелейшего порока сердца. То есть мы при- меняли этот метод у больных критического уровня, когда человек не может перенести ту процедуру,  которая  его  ожидает.

- Какова философия жизни Лео Бокерия?
- Жизнь - она как река. И я для себя сделал вывод, что в этой реке самое удобное - стоять. Не плыть по течению, не мешать его ходу, а просто стоять. О себе, конечно, трудно говорить, но я консервативный  человек. И был таким изначально, с детства. Люблю классику. Во всем. В литературе, в музыке. Несмотря на то, что я видел очень много современной живописи, все равно мое сердце принадлежит  классическим  полотнам.

- Наш традиционный вопрос: «Как Вы считаете, какую пользу стране принес Лео Бокерия?» - Я думаю, если собрать тех людей, которых я прооперировал, и благодаря операции они продолжают жить, то получится небольшой город. Вот, пожалуй, и все, что я сделал.


Из досье. Лео Бокерия.
Лео Антонович Бокерия родился 22 декабря 1939 года в городе Очамира (Абхазия). С 1994 года - директор НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН. Лауреат Ленинской и государственных премий. Основоположник хирургической аритмологии. Пять раз был удостоен звания «Человек года», титулов «Человек десятилетия» и «Человек-легенда». Шесть лет назад избран президентом общероссийской общественной организации «Лига здоровья нации». Заслуженный деятель науки. В США избран в Американский колледж хирургов, в котором сто почетных членов. Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством».




Похожие новости:



Комментариев: 0
Код *: